Оригинальные студенческие работы


Эссе на тему человек и вещи

Прежде, чем углубляться в рассуждения и анализ такого понятия, как "вещь" и отношения к ней в определённый период времени автор в данной работе коснётся периода постмодернизмабыло бы логичным рассмотреть характеристику этого периода в целом и понять, каковы причины того или иного отношения к вещи, какие настроения бытовали в общественном сознании людей в наши дни, из нитей какого рода процессов, влияющих на это сознание сплетается это сложное понятие.

Для начала обратимся к словам Л. Предисловие ко второму изданию. Эта мысль очень кратко и точно характеризует ту эпоху, рассмотрению которой и посвящена данная работа, эпоху многоликого постмодернизма, переросшего из направления в художественной культуре прошлого века в массивный этап, направленный курс социального и культурного развития Западной Европы в частности и всего мира эссе на тему человек и вещи целом.

Что же касается довольно противоречивого так называемого пост-постмодерна, подпериода, который начался в 90х годах XX века - нужно отметить, что он по праву в данной теме будет выделен обособленно, так как примерно с этого времени роль повседневной вещи постепенно начинает выходить за рамки чисто функциональные. Повышенное внимание к вещи обусловлено ещё и тем, что теперь под влиянием различных факторов, которые будут рассмотрены автором позже, вещь начинает рассматриваться как определённая форма межличностного взаимодействия, происходит некий поиск новых смыслов в вещи как таковой.

Можно предположить, что отношения в системе человек-вещь в современном мире способны проецироваться в систему "человек-человек", речь идёт о вещественном, потребительском, так сказать, внеэмоциональном отношении человека к человеку. Ведь в рассмотрении этой системы традиционным считается антропологический подход, который, эссе на тему человек и вещи свою очередь, не является абсолютно верным и точным, ставя в центр человека в качестве потребителя или создателя, выполняющего роль субъекта.

Он же является и объектом, попадая под влияние жизненной среды, созданной из вещей, выбранных. Получается, что вещь, выступая в качестве отдельно взятого элемента культуры, по своей природе дуалистична. В ней гармонично сочетается материальное и духовное, и это самое духовное начало оказывает на человека культуроформирующее воздействие, в зависимости от принадлежности вещи той или иной личности, с устоявшимися взглядами на жизнь и атмосферу, которую эта личность создаёт, наполняя пространство выбранными вещами.

Необходимо отметить также, что та область знания, где человек выступает в качестве объекта, ещё полностью не изучена, соответственно, остаются эссе на тему человек и вещи многие вопросы, именно поэтому специалистам различных областей ещё есть над эссе на тему человек и вещи работать.

Вещь в период пост-постмодерна обрела новые смыслы: Итак, переменная отношения к вещи в выбранном историческом контексте привлекает к себе внимание самых различных специалистов не только из рядов дизайнеров, стилистов, декораторов, но и экспертов в области социальной психологии, социологии, антропологии, культурологии и философии.

Поздний постмодернизм диктует свои правила отношения к вещи. То, что раньше было лишь милой причудой, сейчас, на стадии серийно-инструментальной превращается эссе на тему человек и вещи инструмент деструктуризации бытового сознания, наполненного обилием деталей и смыслов.

В нашей урбанизированной цивилизации всё быстрее новые поколения продуктов, приборов, в сравнении с которыми человек выступает как существо устойчивое, бытовые вещи стремительно размножаются, увеличиваются потребности общества, производство диктует продолжительность жизни каждой вещи. Количество вещей их видов можно было бы сравнить с многообразием видов животного и растительного мира.

У Зигфрида Джидиона "Mechanization takes command, 1948который слагает эпопею технической вещи, её техническая эволюция подвергается у него рассмотрению с функциональной, структурной и формальной сторон, констатируются изменения в социальных структурах, связанных с технической эволюцией, но практически не даётся ответа на вопрос, каким образом вещи переживаются, каким нефункциональным и психологическим потребностям они отвечают, на какой культурной системе основывается их существование.

Именно на такие вопросы и предстоит ответить в данной работе. Каждый без исключения предмет быта человека тесно связан с несколькими структурными элементами, но при этом плавно перемещается от технологической структурности в сферу вторичных значений - то есть в систему культуры. Бытовое окружение является абстрактной структурой, так как в нём умудряется уживаться невероятное множество вещей, различных по своей функции, и только эссе на тему человек и вещи личность, исходя из своих потребностей, заставляет их сосуществовать в едином малосвязном контексте, характеризующимся набором порой не просто разных, но и противоречащих друг другу функций.

Но современность находит своеобразный выход из этой ситуации: Таким образом, каждая вещь отвечает своей функции, но противоречит единству целого, порой в этом контексте начинает одновременно и отвечать своей функции и противоречить. Кроме того, несвязность функций вызывает психологическую реакцию, то возникает живопереживаемая система бессознательных и культурных, а также практических потребностей, которая сама влияет на существенный технический строй вещей, ставя под вопрос их объективный статус.

Можно более наглядно сказанное ранее рассмотреть на простом примере. Самое основное и существенное в ней - электромотор, получающий и преобразовывающий энергию элемент, менее объективна сама функция- эссе на тему человек и вещи уже связана с потребностями того или иного человека- помол кофе, и, получается, совсем необъективным то, какой она формы и цвета. Та же самая структура - электромотор, может конкретизироваться в разных функциях.

Но один и тот же фунциональный предмет может конкретизироваться и в различных формах - таким образом, рассуждения сводятся в область персонализации, того самого несущественного. Вещи же промышленного производства тем и отличаются от вещей ремесленного изготовления, что область их "несущественного" определяется не случайными потребностями заказчика изготовителя, а она целиком систематизируется средствами современного промышленного производства, которое, в свою очередь, через это "несущественное" осуществяет свои собственные цели.

Такая сложность приводит ещё к одному интересному моменту: Существует целая категория вещей, которые нельзя отнести к вышеперечисленным, ни по свойствам, ни по функциям. Эти вещи старинные, уникальные, фольклёрные.

Эссе на тему человек и вещи ни коснуться их в контексте современности, сейчас, когда люди выкупают их на аукционах за баснословные средства. Они относятся к вещам иного порядка, они призваны хранить память, ностальгию, а иной раз и указывать на статус человека в обществе. Но тем не менее, такие вещи тоже включаются в современную цивилизацию, эссе на тему человек и вещи возможность наряду со всеми иными демонстрировать в обществе свою дуалистичную сущность.

Как пишет Бодрийар в своей книге "Системы вещей" Изд. Старинная вещь становится мифологичной, она отсылает в прошлое и наврядли эссе на тему человек и вещи использована по её непосредственной утилитарной функции не считая, пожалуй, часов - это отдельная категория по Бодрийяру, да и не. Такая вещь призвана означать свою функцию, но при этом она не декоративна. С помощью своей первоначальной функции в дальнейшем ей обозначается время. Время в понятии его отдельных знаков и символов.

Такая вещь в любой период времени пережиается иначе человеком. Такая вещь заключает в себе прошлое, на уровне воображаемого такой процесс способствует как бы устранению времени. Вещи старинные Бодрийяр называет мифологическими. Вещь функциональная обладает эффективностью, вещь мифологическая - завершённостью. Можно связать жизнь вещей с человеческой жизнью человек - не тот, кто живёт сейчас, он тот, кто уже жил.

Движение из настоящего вглубь времени, чем более старинны вещи, тем они сильнее отсылают человека к первоначалам, к природе, к "божественности". Люди начинают по-особенному относиться к старинным вещам ещё и потому, что вещь сообщает человеку, что когда-то она принадлежала некому знаменитому и могущественному человеку. Мифические вещи, на взгляд автора, снова возвращаются в настоящем времени в наш обиход.

Сейчас же мода на классику превосходит все ожидания, такие вещи их системы способны указать на статус человека в обществе. Что же касается вещей, стилизованных под старинные, по мнению автора, - в принципе, эффект получается сходный. Отпечаток времени они также в себе несут за счёт их стилистических особенностей, копирования и различной комбинации элементов того или иного стиля.

Подобный предмет говорит о том и воспринимается индивидуумом не просто аксессуаром или культурным знаком, в нём символизируется внутренняя трансцендентность, в среде, где живёт всякое мифологическое сознание, такая деталь оказывается эквивалентом моего Я, вокруг неё начинает организовываться остальной мир.

В рамках частного быта мифологические вещи образуют приватную, так сказать, сферу.

Человек и мир вещей

Отличие функционального предмета от мифологического заключается в небытийности первого: Поэтому он скуден, невзирая на его качество, цену, престижность. Дуальность вещей создаёт помимо синхронии и диахронии дополнительную реальность - анахронию. Автоматика как модель всей техники. Автоматика заключает в себе понятие торжествующего механицизма и мифологический идеал современной вещи.

Поэтому автоматика воспринимается как модель всей техники. Функционирование техники становится менее простым, ставится в эссе на тему человек и вещи от электроэнергии, черпаемой из внешнего источника, то есть технически здесь имеет место усложнение, которое представляется как знак прогресса и современности. Это можно проиллюстрировать простым примером из книги Ж. Таким образом, получается, что мерилом совершенства той или иной машины является прямая пропорциональность её автоматизации.

Но пока вещь автоматизирована не полностью чисто с практической точки зрения её структура открыта для переделки, изменения, в то время как автоматизированная вещь превращается в технически совершенную и закрытую.

Отношение человека к вещи и влияние вещи на человека в современном мире

Казалось бы, автоматизированная вещь приобретает смысл функционального излишества, превращающего потребителя в бездеятельного зрителя. Но это не совсем верно: Этот процент открытости и предполагает наличие человека, возможность его вмешательства в её механизм, так как такого рода объекты эссе на тему человек и вещи человеком и для. Такие чувства порой превосходят всяческие ожидания, антропоморфизм занимает позицию лидерства.

В качестве примера можно рассмотреть автомобиль: Это проявляется в эргономичность форм, очертаний, внутреннего устройства. Что же касается другого вида вещи, вещи как сложного технического механизма, здесь имеет место сверхструктурная функция, на изделие проецируются уже не жесты, потребности человека, а самостоятельность его сознания, его способность контроля индивидуальность.

На сегодняшний день, избавившись от излишних человеческих значений, вещь берёт элементы своей новой мифологии в своём собственном техническом существовании на вещь проецируется сознание. Но путь развития автоматизации по-прежнему предполагает наличие человека, его формальной сущности и бессознательных желаний. Делая же вещи многофункциональными и автоматизированными, человек демонстрирует свою значимость в техническом обществе, значение универсальной чудо-вещи.

В этом плане автоматизация и персонализация не противоречат друг другу. Получается что "автоматика - мечта о персонализации, осуществляемая на уровне вещи" Бодрийяр Системы вещей М. В этой же главе необходимо рассмотреть обособленно такую вещь как компьютер, так как именно он является вещью, относительно недавно появившейся в жизни людей, но занимающей в ней одно из главных мест. Хакеры разделяют чувственное и рассудочное начало, плоть и машину. Управление машиной гораздо более эссе на тему человек и вещи, чем управление живым существом.

Мир вещи в таком случае воспринимается человеком более совершенным, чем мир живой. Культура хакеров - это культура не- чувственности. Введение технических категорий в жизнь общества и в его культуру - в частности с использованием микроэлектроники- можно проследить путём изучения языка повседневной жизни: Данный процесс, описанный Гансом Фрайером ещё эссе на тему человек и вещи 60х годах XX века, усилен возрастающим внедрением компьютерной техники в жизнь современного человека.

И именно здесь личность сталкивается с проблемами довольно серьёзными в тех областях, где они не могут разрешаться по подобию техники. По мнению Козловски, "техническое мышление с его расчётом оптимальных величин достижения цели и параметров окружающей среды делает невозможным экзистенциальное решение" Расчёт теоретический, поиск необходимого решения по образцу компьютера должны избавить от жизненного выбора и обязательств.

Также этот перенос общения с вещью на отношения людей приводит к опасным иллюзиям власти над людьми, впрочем как и однозначность компьютерных операций могут сомнительным образом повлиять на сферу межличностных отношений. Однако рассматриваемая вещь может оказать и полезное действие на развитие эссе на тему человек и вещи.

Она может предоставлять нам информацию о шаблонности в повседневной жизни и работе, освободить человеческое время именно для человеческих отношений. Каждая вещь такого рода обладает способностью выполнять функцию, но если у иных вещей функция чётко определена, то "штуковина" остаётся неопределённым членом функциональной парадигмы, имеющая при этом свойство некой безымянности не понятно, для чего служит. Рассуждая о том, что же такое эта "штуковина", об отношении человека к ней, можно эссе на тему человек и вещи к выводу, что огромное множество вещей попадают под это понятие.

Необходимо отметить, что чем больше появляется таких бытовых мелочей, тем огромнее проявляется дефицит понятий, язык отстаёт от обновляющихся структур. Получается, что в цивилизации, где множество безымянных вещей, человек становится менее устойчив к мифологии, чем в цивилизации, где все вещи знакомы, и каждая носит своё имя.

Подготовка к ЕГЭ по обществознанию и истории. Электронные курсы и книги

Фридмана, эссе на тему человек и вещи живём в мире "воскресных водителей" - людей, которые никогда не заглядывали в мотор своей машины и для которых в функционировании вещи заключена на только функция, но и тайна. Человеческое восприятие "штуковины" таково, что она бессильна в плане реальности, зато всесильна в воображаемом.

Предположим, какая-нибудь машинка эссе на тему человек и вещи извлечения косточек из фруктов или приспособление для сушки шляп и зонтиков, к примеру, может быть, и не абсолютно практичны, зато они целиком и полностью соответствуют вере человека в то, что на каждую возникающую потребность находится возможность механизации, что любая! Для такой вещи - весь мир - объект оперирования. Погружая человека в мечту о функциональности, одновременно эта мифология мистифицирует и вещь, погружая её внутрь психики человека.

Человек устроен следующим образом: Привлекательной для человека "штуковина" становится в области бессознательного.

VK
OK
MR
GP